16+

Журналист на примере Кудрина объясняет, как власть превращает реформаторов в «охранителей»

14/05/2018

Журналист на примере Кудрина объясняет, как власть превращает реформаторов в «охранителей»

Алексей Кудрин все-таки согласился на пост главы Счетной палаты, а министр строительства Михаил Мень сохранит свой пост. В целом же, считает журналист Сергей Лесков, перетасовка одних тех же кадров ничего не изменит, а вот ожидать новых запретов все же стоит.


Сергей Лесков считает, что среднестатистическому гражданину особых перемен ждать не стоит. Да и сами люди не горят активными ожиданиями, тут скорее можно говорить о тотальном безразличии и опасении, что вот-вот увеличат налоги или что-то запретят.
 
«На этой неделе в России появится новое правительство. Кабинета еще нет, а задачи перед ним поставлены грандиозные. При этом для публики остается загадкой вопрос о том, имеется ли корреляция между масштабом перемен и масштабом личности кандидата на кресло в правительстве. Исторический масштаб преобразований никоим образом не наполняет сердца граждан тревожным и радостным ожиданием. Общество находится в состоянии прекраснодушного безразличия к предначертаниям и их будущим творцам. Многократно наученный горьким опытом российский гражданин от российского чиновника ждет лишь увеличения налогового бремени и частокола запретов в человеческой жизни», – отмечает Лесков в своей колонке для «Росбалта».
 
Обещания Путина из нового майского указа, которые должно выполнить новое правительство, захватывают дух: «лежавшая на боку экономика пойдет вскачь в темпе спринтера!», шутит Лесков. Однако понятно, что ни старые, ни новые «старые» министры, на такие революционные прорывы не способны.
 
«Народу обещаны райские кущи, но он пребывает в безмолвии. Быть может, главный политический вывод, который сделало общество в постсоветской истории, состоит в том, что верить политикам невозможно и слушать их необязательно. Для политиков обещания важнее исполнения. А для народа – важна не программа, а облик того, кто произносит речи. Думаю, русская политика подобна «Евровидению», где содержание песен на чужом языке никого не волнует, все решают антураж и имидж», – отмечает журналист.
 
По мнению Лескова, сейчас российская власть стоит на трех китах: «Цель политики – тотальный контроль. Поэтому столь нежелательны массовые проявления недовольства, которые следует предвидеть и гасить в зародыше. Цель экономики – накопление средств, о чем говорит рост влияния Минфина и карьерный взлет Антона Силуанова до первого вице-премьера. Очевидно, принято решение поплотнее, в расчете на черный день, заполнить амбары на фоне опасений по поводу ужесточения западных санкций. В этой ситуации накопление важнее развития. Кстати, дополнительные средства от роста нефтяных цен будут, как требует закон, направлены не на расходы, а на приобретение валютного резерва с размещением в надежных (то есть западных) авуарах.
 
А третий кит – это терпение русского народа. Если людей слегка подкормить, как обещано, терпение стократ возрастет. Самые высокие чиновники говорят о том, что общество скатывается из бедности в нищету, где мыкается около 20 миллионов человек. Ничего не меняя, не отпуская вожжи, людям надо помочь. Тогда редкие дезадаптанты и смутьяны вовсе потеряют социальную почву для поддержки. В этом главная суть задуманной модернизации.
 
У власти, судя по всем заявлениям, сложилась уверенность, что экономика и общество в целом адаптировались к переменам, случившимся после 2014 года. Запас прочности далеко не исчерпан и можно еще долго ждать, когда уставший Запад изменит установки. Тактика, которую в трактовке Толстого исповедовал народный фельдмаршал Кутузов, победивший в итоге «брата мусью»».
 
Прошелся Лесков и по Кудрину, согласившемуся все же на Счетную палаты, мол нет для него места в правительстве.
 
«Люди, принимающие решения во власти, дали четкий сигнал, что воспринимают Кудрина всего как бухгалтера и аудитора, которому можно поручит лишь Счетную палату. Но это значит, что на преобразованиях, которые были предложены Центром стратегических разработок, поставлен жирный крест. Какой трагический сюжет – реформатору предложено переквалифицироваться в ревизора и охранителя старых уложений…», – заключает Лесков.
 
Фото: kremlin.ru 







Lentainform