16+

«Бабченко был как кривое зеркало, а кому же охота смотреть на отвратительное отражение себя»

30/05/2018

«Бабченко был как кривое зеркало, а кому же охота смотреть на отвратительное отражение себя»

Верхом цинизма, заказом Кремля, жестоким предательством — такими формулировками пресса и политики встретили новость об убийстве журналиста Аркадия Бабченко в Киеве. Пока расследование только начинается, все строят догадки, совершенно разного толка, кому было выгодно и зачем был убит Бабченко. Его коллеги по цеху опасаются за свою жизнь и предрекают России волну насилия.


В Киеве почти сразу после несостоявшегося убийства Бабченко заговорили о том, что ликвидация оппозиционного журналиста дело рук российских спецслужб, которые «не простившие Аркадию Бабченко честности и принципиальности».
 
Москва назвала эти обвинения «полной чушью» и «русофобским сотрясанием воздуха». Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко даже заявила, что власти помогут семье Бабченко — у него осталось семеро детей, шесть из которых — приемные.
 
Следствие в качестве приоритетной версии причин убийства называло профессиональную деятельность Аркадия Бабченко, который в разные годы работал военным корреспондентом в «Московском комсомольце» и «Новой газете», вел телепрограммы на НТВ, «Первом канале» и ТВЦ, а с февраля 2017 года жил за пределами России. 
 
Убийца, поджидавший Бабченко у его квартиры в Днепровском районе Киева, трижды выстрелил из пистолета в спину журналисту, когда тот вернулся домой во вторник вечером. Аркадий Бабченко скончался по дороге в больницу. Об этом пишет "Коммерсантъ".
 
Первые реакции украинской стороны по поводу того, кто может стоять за организацией убийства, были ожидаемыми. «Очевидно, что одной из версий будут действия российских спецслужб по устранению лиц, мешающих и дальше отравлять сознание россиян правдой о том, что на самом деле происходит в России и Украине»,— заявил на своей странице в Facebook член коллегии МВД Украины, депутат Верховной рады Антон Геращенко, назвав убитого «еще одним мучеником за свободу России и за мир в Украине». «Русская тоталитарная машина не простила ему честности и принципиальности»,— добавил чуть позднее премьер Украины Владимир Гройсман.
 
«Это верх цинизма,— заявил в среду в этой связи пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.— На фоне такого жестокого убийства вот так русофобски сотрясать воздух вместо того, чтобы говорить о необходимости проведения тщательного и беспристрастного расследования».  
 
Директор ФСБ Александр Бортников в разговоре с «Интерфаксом» назвал заявления украинских властей «полной чушью». «Складывается впечатление, что они бредят. Пусть разбираются между собой»,— добавил господин Бортников. 
 
Коллеги же Бабченко вспоминают его не слишком приятным человеком, но смерти ему не желали.
 
Журналистка Екатерина Винокурова вспоминает о его обещании проехать на танке НАТО по Тверской улице: «Мы не были близкими друзьями, но общались. В последние годы, впрочем, часто ругались — насколько я знаю, то же происходило и с другими российскими знакомыми Бабченко. Ведь я скептически относилась к его обещанию проехать по Тверской улице в танке НАТО, я с трудом проходила мимо его постов о нежелании сочувствовать Лизе Глинке и пострадавшим в Кемерове. Аркадий сознательно заступал за все границы, сознательно провоцировал, сознательно говорил страшные гадости. Те самые гадости, на которые даже не хочешь отвечать и только напишешь общим знакомым «Это совсем уже». Поэтому в последний год я не отвечала на его комментарии.
 
В жизни он был, напротив, очень добрым человеком. Он был одним из тех, кто кинулся помогать пострадавшим в Крымске. Я знала, что если в одной из европейских столиц я услышу окрик «Катя» и увижу высокого лысого Аркадия, то смело откликнусь, потому что меня ждет очень добрая и умная беседа. Аркадий Бабченко в жизни был, как это водится, добрее и даже сильнее Аркадия Бабченко в социальных сетях. Мне сейчас кажется, что он стеснялся этой своей доброты (в его семье остались приемные дети) и специально писал в соцсетях злее, чем мог бы».
 
Общественный деятель Кристина Потупчик успела пожалеть приемных детей Бабченко, она отметила, что главное сейчас позаботиться о детях, которые остались у Бабченко: «Мы к Бабченко можем как угодно относиться. Он был не самым приятным человеком, да что там, он был ужасно неприятным человеком, когда речь заходила о политике. 
 
Но сейчас у Бабченко остались жена и дочь, а также шестеро приемных детей, официальным опекуном которых продолжает быть его мать, Юлия Александровна — ветеран труда, почетный работник общего образования, кавалер медали «За доблестный труд». 
 
«Может быть, столько детей у нас и не появилось бы. Но у одной образовалась двоюродная сестра, у той — другая, у той — родные сестра и брат… Ну не оставлять же в самом деле их в детдоме. И по цепочке они все перетянулись в наш дом. Так вышло, короче говоря», — рассказывал Бабченко в 2013 году.
 
Это были обычные детдомовские дети – обычные в том смысле, что годами после усыновления прятали еду под подушку, не знали, что такое снегокат и виноград. "У Ритки отсутствовал жевательный рефлекс, она не умела есть мясо – в детдоме кормили только кашей и пюре. В шесть лет – панкреатит. Людка с Кристиной, когда жена сделала им яичницу, были в шоке – в свои семь они не знали, что яйца можно не только варить, но и жарить. Отставание в развитии было в полжизни, на уровне лет четырех", писал Бабченко. 
 
Сейчас эта большая семья в буквальном смысле осиротела. Бабченко всегда помогал им финансово, помогал, пока мог, своим присутствием. Как бы я сама не относилась к его взглядам и его высказываниям – у Бабченко были дела, может, не слишком на фоне этих взглядов заметные, но гораздо более важные и нужные. 
 
Пока писала этот текст, по информагентствам прошло заявление Валентины Матвиенко о том, что Россия окажет помощь и содействие семье Бабченко. 
 
Дай-то бог, Валентина Ивановна. Главное, что Россия может и должна сделать сейчас – оказать его большой семье помощь. А со взглядами будем разбираться потом».
 
Журналистка Карина Орлова ярче всего писала о Бабченко: «Ребята, Бабченко убили не за слова. А за то, что он был несгибаемый, честный, бескомпромиссный и порядочный. Он был сильный, а сильных трусливые убивают первыми», – и продолжает: «Потому что в России, при режиме, выживают только подлые, гнусные, компромиссные и бездарные.
 
И я сейчас не говорю даже о сотрудниках госпропаганды типа отвратительной Маргариты Симоньян, которая уже успела отметиться и тут, о доверенных лицах Путина и прочих официальных служителях режима, которые открыто травили, гнобили и преследовали Бабченко. С теми все понятно, работа такая – быть путинским червем на прикорме.
 
Бабченко же ненавидели и коллеги по эту сторону баррикад. Те кто высмеивал его яндекс-кошелек, но кто сам сидит на грантах на Западе или просто получает зарплату от дружественного режиму олигарха. Те кто считал, что «ох и ах, но это уже слишком», когда Бабченко в стопятый раз писал простую и понятную, но неудобную правду, и публично от Бабченко открещивался. Те из либеральной общественности, кто гнобили Бабченко за то, что он посмел не скорбеть по доктору Лизе, которая ехала в Сирию воспевать кровопролитную войну. 
 
Бабченко ненавидели, потому что он был сильнее почти всех, потому что честность, смелость, бескомпромиссность и порядочность – это и есть сила. Бабченко знал, что мотивы и поступки человека – это единственное, что у человека есть. Остальное – преходящее. Всем остальным, кто даже в преклонном возрасте так и не разобрался "в чем сила, брат", Бабченко был как кривое зеркало. А кому же охота смотреть на отвратительное отражение себя».
 







Lentainform