16+

Кох вспоминает, как встретился с Войновичем и понял, что писатель уже думает о смерти

30/07/2018

Кох вспоминает, как встретился с Войновичем и понял, что писатель уже думает о смерти

Владимир Войнович умер от сердечного приступа в своем подмосковном доме и похоронен на Троекуровском кладбище. Личная жизнь писателя полна трагедий. Он был женат три раза и первые две жены ушли из жизни раньше его, как и двое из троих детей — Марина и Павел, который тоже писал и последнее время жил в Черногории.


Политик Альфред Кох вспоминает встречу с Войновичем в Германии в мае этого года, где писатель проходил реабилитацию. По тому в какую сторону пошел разговор, стало понятно, что происходило на душе у писателя. 

-  Незадолго до нашей встречи у него умер сын. Почти сразу после этого с Войновичем случился инфаркт. Как я понимаю, уже не первый. Он оправился и лежал в санатории на реабилитации недалеко от нас, в получасе езды от Розенхайма, в предгорьях баварских Альп. Мы с женой созвонились с ним и навестили его в этом санатории, – вспоминает Кох.

Он встретил нас вместе со своей дочерью Ольгой, которая тоже приехала навестить отца из Мюнхена. Мы пошли поужинать в местный ресторанчик. Владимир Николаевич был улыбчив и снисходителен. Хорошо и свежо шутил. И с удовольствием смеялся чужим (например – моим) шуткам. Даже если они были так себе.

Я с постной мордой начал с соболезнований по поводу смерти сына, но он, покивав головой, дал понять, что не склонен об этом говорить. Тема Путина, которую раньше он всегда охотно подхватывал, его теперь мало интересовала. Так же как не вызвал энтузиазма мой заход про его любимую мишень для остроумных шпилек: Соложеницына.

Он улыбался и спрашивал про всякую ерунду: про сорта местного пива (в Баварии каждый городок гордится своим пивом, которое, разумеется по мнению местных жителей – лучшее в мире), про экономическую ситуацию в Германии, про Трампа (клоун он все-таки или просто неформатный такой человек из народа) и т.д. Но это все была такая беседа ни о чем. Он скользил по темам не залезая глубоко внутрь.

Тем временем, дочка попрощалась: она опаздывала на электричку в Мюнхен. И мы остались втроем: Войнович, я и моя жена. Случайно Марина подняла тему недавно заново прочитанного ею толстовского кирпича «Война и мир». Войнович оживился. Беседа незаметно перешла к исходу Толстого из Ясной Поляны. Про мучительные последние дни в Астапово. Про душераздирающие сцены с Софьей Андреевной...

Войнович очень подробно все это обсуждал, буквально требовал, чтобы мы рассказали о своем отношении к такому финалу великого писателя. Интересовался мельчайшими деталями. По всему видно было, что тема исхода, ухода, конца – его серьезно интересует. Теперь я понимаю, что собственно только она его по-настоящему тогда и волновала.

Он был большой писатель. И светлая голова. Возраст совершенно никак не сказался на его интеллекте. Это было просто замечательно наблюдать. Как некий фокус: а вот вам 85-летний старик с реакцией и остроумием студента третьего курса. И конечно зависть. Я, например, уже знаю, что интеллектуально я угасну значительно раньше...

Бог дал ему талант и совесть. Он честно и добросовестно использовал и то и другое. Вечная память хорошему писателю и человеку Владимиру Николаевичу Войновичу.

фото кадр видео Свободная пресса





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform