16+

Ходорковский вспомнил, как сидел под надзором начальника колонии, которого осудили на 2,5 года

16/01/2019

Сегежский городской суд приговорил к двум с половиной годам заключения Сергея Коссиева. Он работал начальником исправительной колонии ИК-7, где избивали и пытали активиста Ильдар Дадина. Михаил Ходорковский рассказал, как общался с Коссиевым во время своей «отсидки».


Коссиева признали виновным в превышении и злоупотреблениями должностных полномочий. Кроме этого, три года тюрьмы получил и бывший заместитель Коссиева Анатолий Луист, которого также признали виновным в получении взяток. Помимо тюремных сроков, обоим запретили занимать государственные должности в течении 3-х лет.

Михаил Ходорковский отметил, что и сам просидел три года в карельской колонии. Он рассказывает, что сразу объяснил Коссиеву, что любое нарушение закона с его стороны повлечет за собой громкий скандал, поэтому в это время жизнь в тюрьме была относительно спокойной для арестантов. Конечно, некоторым все же доставалось: «прессовали» тех, кто заведомо отказывался писать жалобы (стремящихся жить по «воровским понятиям»).

Правда, психологического давления Ходорковскому избежать не удалось, но его «к делу не пришьешь». 

Издание «7х7» отмечает, что руководство регионального УФСИН пыталось замять дело Коссиева. Например, его действия квалифировались как превышение полномочий, а не издевательства и избиения арестантов. Ходорковский отмечает, что в свое время ему пришлось лично познакомиться с одним из представителей УФСИНа.

 - Тот же представитель УФСИН по борьбе с коррупцией,приходил ко мне с требованиями от имени какого-то чеченца, что я мол должен тому 20 миллионов долларов и обязан заплатить, если хочу «дожить до освобождения». Смешно. Я предложил продолжить обсуждение с приглашением представителя ФСБ, поскольку чеченец ссылался на свое участие в чеченской войне и свою «бригаду». 

К слову, мы его сразу проверили: и правда участвовал, и правда создал «бригаду»...

Потом ещё чеченцы-сидельцы с этим же подходили. Но уже не так настойчиво...Весь вопрос в психике и готовности умереть. Если слаб – никакая поддержка с воли не поможет. Но и совсем без поддержки – никак, – написал Ходорковский.

Он отметил, что после того, как вышел на свободу, Коссиев «отморозился» и нарвался.

- Система боится шума – его сдали. Когда нельзя победить окончательно, это не значит, что нельзя ничего сделать вовсе. Можно! Методы могут быть разными, но цель – сделать жизнь чуть лучше или даже спасти чью-то жизнь – достижима, – подытожил экс-олигарх.

Фото: скриншот











Lentainform