16+

Познер рассказал, как его пытались завербовать сотрудники ФСБ

14/02/2019

В последнее время в Сети все чаще появляются новости о попытках спецслужб завербовать молодежь. Недавно о «сотрудничестве» и последующем прессинге рассказал саратовский студент, которого ФСБшники попросили вести про них группу в соцсетях.


Выяснилось, что в свое время известный телеведущий Владимир Познер тоже много лет «отбивался» от КГБ. По его словам, его вербовали очень упорно. Познер признался, что согласиться на сотрудничество со спецслужбой оказалось «выше его сил».

- Когда они окончательно поняли, что ничего не выйдет, то сказали мне : «Вы нас запомните!». И я запомнил, потому то я был невыездным почти 30 лет, меня не выпускали из СССР. Я заплатил таким образом за свой отказ сотрудничать. И потом мне говорили, что, если я соглашусь, то смогу ездить на заграницу, а ведь мне очень хотелось, так как я вырос во Франции, в Америке. Ведь очень легко было согласиться, писать какие-то доносы, но зато по всему миру ездить. Я все-таки на это не пошел, – рассказал Познер.

Зимой прошлого года на сайте Национального архива Латвии опубликовали документы Комитета государственной безопасности (КГБ). Выяснилось, что несколько сотен активистов, политиков, художников, писателей, ученых, журналистов, спортсменов и священников занесены в так называемые «мешки ЧК». 

Познер отметил, что публикация архивов спецслужб может сильно навредить. Однажды он брал интервью у главы федерального ведомства по работе с архивами министерства госбезопасности ГДР Роланда Яна. После публикации подобных списков иногда случаются прямо катастрофы, потому что выясняется, что родственники могли стучать друг на друга, из-за этого рушились семьи.

- Я спрашивал Роланда Яна на интервью о том, что мне кажется, это все имеет негативный характер, какое-то мщение что ли… Однако, он ответил, что нет, так как народ должен знать этих людей. Хотя многих вынуждали на сотрудничество, шантажировали. Все неоднозначно. Есть просто подлецы, а есть и невинно пострадавшие. У меня нет однозначного ответа… Это очень тяжелый, моральный вопрос, я очень рад, что мне не нужно его решать, – подчеркнул телеведущий.

Фото: скриншот











Lentainform