16+

«Умер Данелия. Пришла пора сказать, что советского кино больше нет»

04/04/2019

На 89-м году жизни скончался гениальный советский кинорежиссер Георгий Данелия. Не выдержало сердце. Его фильмы покорили огромное количества наших людей. Целые поколения воспитывались на замечательных - «Я шагаю по Москве», «Афоне», «Осеннем марафоне», «Мимино» и «Кин-дза-дза!». Как ни банально это прозвучит, но с уходом Данелии закончилась эпоха советского кино.


Пафосно, но по-другому никак

- Каждый раз в подобных случаях мы сталкиваемся с повышенной концентрацией пафоса, подчеркнутым самоистязанием и многократно высмеянным «Уходит эпоха», – пишет Михаил Виноградов.

Но из прочитанных откликов соглашусь с одним. Несмотря на пребывание с нами Марка Захарова, Игоря Масленникова, Владимира Меньшова, Глеба Панфилова, Николая Досталя и даже (в конце концов) Никиты Михалкова пришла пора сказать.

Советского кино больше нет. 

Беспощадное кино! 

- Теперь всё! В нашем кинематографе не осталось никого, кто бы понимал , что комедия – это не пошлятина в стиле вумен или клаб, не кривляние и не торт в лицо, – пишет Владимир Бабин.

Рязанов, Гайдай, Данелия...богатыри, Атланты! 

Юмор, иронию вообще невозможно снять. Как это сделать?Словами вроде можно передать тонкие вещи, а как без слов?

Данелия это мог. «Мимино», «Афоня», «Осенний марафон» - 

филигранные работы на грани возможного, когда смех тихий и внутри, а не просто ха-ха-ха .

Если бы Данелия снял только «Кин-дза-дза», он был бы в ряду великих. Этот шедевр превзойти невозможно. 

Вспомните: мы тогда все сразу поняли, кто пацак, кто чатланин, и сколько раз надо «ку» делать , когда заходишь в приёмную крупного начальника. Беспощадное кино! Тонко, изящно, но доставало до самого нутра. И при этом вселяло надежду. Пока мы можем смеять над собой, не всё еще потеряно.

Георгий Данелия брал призы на кинофестивалях в Каннах, Берлине, Венеции, Сан-Себастьяне, Москве ,Сочи. У него были звания, государственные награды, но высшую оценку, как художнику, ему дал народ – огромную любовь и признание. 

Великий был комедиограф, таких у нас больше нет. 

Он сидел такой седой и маленький

В 2012-ом мы выпускали его «Ку-кин-дза-дзу», мультфильм, я ходила на Чистые пруды, к нему домой брать интервью, и он сидел в своем кресле, рядом на диване – коты, огромный Афоня и маленький Шкет. Они еще живы были, – пишет Наталья Москолонова.

Он сидел такой седой и маленький. Ироничный. Говорил – «Давайте еще задавайте мне вопросы, задавайте». Не любил интервью, но тогда на все мои просьбы храбро соглашался, говорил – пусть приезжают. И звонил иногда. Я не могла поверить и всегда ужасно волновалась, когда на телефоне высвечивалось – Данелия. 

«Клиент» настоящей свободы

- Данелия – это та свобода, которая никак не связана с режимом, – настоящей свободе плевать на режимы, ей не нужны революции и диссидентство. Она просто есть, хотя и дается не всем, – пишет Екатерина Барабаш.

Данелия был ее уникальным «клиентом» – он ни разу ей не изменил. Все его фильмы – это неподдельная любовь к человеку, а она по факту равна свободе. 

Холодно. Данелия оставался последним, кто согревал нас, даже уже когда был болен и давно ничего не снимал. 

Больше чем последний выдох

- Данелия оставил больше чем последний выдох, он оставил понимание действительности, что цивилизация шагнет очень далеко, но эцелопы не перестанут бить по ночам, – пишет Михаил Авдуевский.

А главное, что красные штаны это два раза КУ! Не один раз, а именно два раза.

И все время говорить: – Я очень люблю Путина!

- А я его ещё больше КУ! 











Lentainform