16+

Москвичка упрекнула трусливых мамаш, которые боятся поддерживать лидеров оппозиции даже в соцсетях

16/07/2019

Оппозиционеры, которых столичная избирательная комиссия не допустила до выборов в городской парламент активно протестуют и призывают своих сторонников выходить на улицу с протестом. Однако не все москвичи, с симпатией относясь к Гудкову, Яшину, Соболь и другим, хотят иметь дело с полицией.


- Некоторые мамы пишут, что боятся выходить на Трубную или даже лайкать какие-то посты. А еще кто-то написал, что участвуют в этом всем пусть молодежь, студенты бездетные и уже те, у кого дети совсем взрослые. В общем, пусть все делают дети и старики. И желательно, какие-нибудь чужие, не наши, – делится своими переживаниями сотрудница благотворительного фонда «Арифметика добра» Светлана Строганова.

И вот что я думаю – именно потому что у меня дети, это так важно для меня. Так важно, что я не могу не думать об этом уже какой день.

Потому что я не хочу жить в стране, где моего сына загребут в армию и пошлют на какую-нибудь войну, которая будет развязана из-за имперской спеси нескольких людей.

Я не хочу жить в стране, где моему ребенку подкинут наркотики и посадят в тюрьму.

Я не хочу жить в стране, где будут менять асфальт два раза в год зимний на летний и обратно, а если мой ребенок серьезно заболеет, то мне придется побираться, потому что у страны денег на это не будет. 

Я не хочу жить в стране, где мне придется учить своих детей молчать и не высовываться.

И волнует меня это не столько потому что мне нравятся все программы всех независимых кандидатов, некоторых я не знаю, а некоторых не принимаю. Волнует меня это потому что снимают их «по беспределу». Потому что нет закона во всем этом.

Мне очень страшно, конечно. Страшно за Яшина – потому что убили ведь Немцова. Страшно за Любовь Соболь, которая вынуждена объявлять голодовку. У нее маленький ребенок.

Мне страшно, какими адски топорными методами снимают кандидатов – подбрасывают ложные документы, теряют папки (не сдавали, не было у вас этого), не принимают свидетельства живых людей об истинности их подписи. Утверждение ангажированного властью специалиста «подпись неверная» принимается, а свидетельство человека «я готов лично доказать, что это я» не принимается к рассмотрению даже.

Страшно и за себя – потому что мне страшно, и это печально.

Правда, вечером я прочитала один пост, где 29-летний парень постит перлы своего старого отца в Твиттер. 

И одна фраза была просто чудесная: «Tы все дpaматизирyeшь. Bсе, чтo у тeбя есть – это тeлeвизoр и надyвнoй матpас. Я бы не назвaл этo «есть, чтo теpять».

Так что не так уж и много нам есть чего терять по большому счету, может и зря мы так сильно боимся. Да и это они боятся, судя по методам работы. Очень боятся.

Кстати, сегодня мне пришла отличная идея в голову – все те люди, которых как бы по базе МВД признали несуществующими – так пусть они теперь не платят налоги. А то как подпись – так тебя нет, а как налоги – так ты сразу есть.

По-моему, им отличная экономия выйдет. Прибавочка такая приятненькая. Фигли.

фото фейсбук Любови Соболь 











Lentainform