16+

Lentainform

Журналист считает, что хабаровчане вышли не защищать Фургала, а просто устроили «мужицкий бунт по понятиям "черной"зоны»

14/07/2020

Губернатора Сергея Фургала нарочито жестко задержали и отвезли в Москву, где предъявили обвинение в создании ОПГ. Это вызвало небывалые массовые протесты с участием десятков тысяч хабаровчан, которые не закончились в выходные, а продолжились в понедельник. На другом конце страны не всем верится, что люди так могут биться за чиновника.


Тем не менее, жители признаются, что Фургал, каким бы он там не был бандитом, улучшил их жизнь. Например, 29-летний бизнесмен Руслан Ибрагимов рассказал dw.ru что для не было важно впервые в жизни проголосовать на выборах губернатора и что его голос помог победить кандидату, который боролся против ставленника из Москвы. Что касается работы Фургала...

- Для жителей северных районов Хабаровского края он сделал льготные авиабилеты. Выровнял питание в школах – раньше «платники» и «бесплатники», дети из незащищенных слоев населения, питались по-разному. Теперь меню одно для всех. Знаете, я сталкивался за эти два года, наверное, практически со всеми бюджетными учреждениями: налоговой, МВД, скорой медицинской помощью, пенсионным фондом, даже службой судебных приставов, – и везде сотрудники как-то стали очень доброжелательны, участливы, они действительно пытаются решить проблему. Может показаться, что я какую-то ересь несу, но это действительно так.

А вот бывший журналист «Комсомолки» Николай Варсегов, часто бывавший на Дальнем Востоке, считает, что там с 90-х ничего не изменилось, а людьми управляет криминал, который перебрался в чиновничьи кресла:

- В лихие годы я помотался по разным российским тюрьмам в качестве журналиста. Не знаю, как там оно сейчас, но в девяностых были «красные» зоны и зоны «черные». В «красных» тюрьмой командовало начальство в лице сурового и практически неподкупного офицера «кума». В «черных» властвовали паханы. И если в «черной» начальники пытались где-то подмять главного пахана, мужики и прочая тюремная масть обязаны взбунтоваться были. И они бунтовали, рискуя добавкой к сроку. Но вовсе не от любви к пахану, а потому что боялись его карателей, контролирующих тюрьму. 

Ныне обстановка в Хабаровске напоминает этот лагерный вариант. Так называемый простой народ, шибко далекий от сути дела с Сергеем Фургалом, вдруг вышел массово покричать в защиту арестованного губернатора. Что ими движет? Любовь к Фургалу? Желание справедливости? 

Семнадцать лет назад, когда я последний раз был в Хабаровске, там рассуждать о какой-то справедливости было просто смешно. Всюду в городе правил криминал. Я видел сам, как братки останавливали иногородние машины и требовали заплатить в «общак». Я видел, как иногородний офицер милиции показывал хабаровским браткам удостоверение, чтобы проехать бесплатно: свои-де… 

Начальник УВД Хабаровского края генерал-майор Вячеслав Баранов, с которым пришел я тогда потолковать, только от меня с удивлением и узнал о грабежах дорожных. «Не может такого быть!».

А уж какие воровство и коррупция процветали в крае, начиная с самой верхушки власти, про это много томов написано. И люди там, до самого низу, привыкли существовать по «черному», так сказать. Полагаю, что и теперь мало что изменилось. Отсюда и бунт мужицкий по понятиям «черной» зоны. Там много людей зависимых от своего начальства. Оне как те бюджетники, которых можно по принуждению собрать на любые акции. 

Ясно, что у Фургала осталось в крае немало людей своих на больших постах. И положение тех людей очень теперь тревожное. Явно еще грозит кому-то отправиться по стопам Фургала. Поэтому нужен мужицкий бунт, чтобы не допустить «красного беспредела» в крае. 

А представить, что наш народ массово и по зову сердца выйдет на защиту большого начальника…, лично я не могу. Когда на взятке повязали вятского губернатора Никиту Белых, всенародно избранного, все либеральные СМИ призывали вятичей в такой-то день выйти на площадь. И в час назначенный понабралось там много прессы для освещения народного гнева. Только протестовать пришла одна единственная женщина, и та не вятская, а проездом из Коми. Не оказалось у Никиты Белых друзей и организаторов из «черной» зоны. А избирателям на этого вора было уже глубоко плевать. Посему хабаровские события видятся мне очень уж постановочными, организованными братвой. А власть братвы на Дальнем Востоке куда сильнее центральной власти. Об этом знают даже тамошние младенцы из АУЕ. Это такая там югенд-организация — Арестантский Уклад Един.

Ранее по теме:

«Конфликт в Чемодановке показал, как деградировала полиция»

Политолог прогнозирует новые требования российских избирателей от власти

Симоньян сравнила массовые протесты с угревой сыпью

Журналист размышляет, чем закончится бунт детей против старшего поколения в России

Журналистка размышляет, зачем Путину одинаковые губернаторы