Версия для печати
Рубрика: Силовики

Бывший десантник рассказал, почему он не празднует День ВДВ, а считает гулянье людей в тельняшках цирком

03/08/2020

Прошедший День ВДВ как всегда не обошелся без драк и купания в фонтанах. По-другому люди в тельняшка отмечать свой праздник просто не умеют да и не хотят. Традицию - напиваться и хамить окружающим они чтят, а власти не особо этому мешают. Однако новое поколение, похоже, начинает пересматривать «патриархальные» устои тельняшечников и не хочет выглядеть быдлом.

Молодой петербуржец, один из сотрудников сети «ВКонтакте», скрывающий под псевдонимом Данакт Фрост признался, что он не отмечает День ВДВ, потому что служба в Военно-воздушных войсках это «пережиток советского прошлого» и «узаконенное рабство», а нынешние «гулянья» ВДВэшников называет цирком.

24-летний петербуржец рассказал, как он служил в Омске и Рязани и полон впечатлений от года срочной службы. После такого «опыта», признается молодой человек, празднование Дня ВДВ для него — все равно что быть изнасилованным:

- Я пришел с мыслями об армейской романтике, полевых выходах и прыжках с парашютом. Но в части нам всем быстро дали понять, что срочник здесь никто, во что все очень быстро поверили — тебе нельзя сидеть, нельзя лежать, нельзя писать/какать без разрешения и т. д. Выходить на улицу естественно тоже нельзя. Было полное ощущение что я попал на зону, а не в армию. Но на зоне, пока ты в камере, ты можешь заниматься личными делами. Здесь же понятия свободного времени не существовало — солдат должен быть всегда занят тяжелым трудом.

В Омске никого не били. Уставщина, недостаток сна и психологическое давление работали намного лучше. Де-факто старослужащие и весь сержантский состав были всевластными богами, а система и офицеры это полностью поощряли. Если сержант захотел чтобы солдат прополз под кроватями через всю казарму — он поползёт.

Стучать на что-то нельзя, ты же не крыса. Но настучать всё равно некому, солдат не имеет право иметь телефон. Вдруг он выдаст врагам гостайну! Но как известно, враги по выходным отдыхают, поэтому иметь телефон на выходных можно. Но только ненадолго, чтобы звонить родственникам, но это если повезёт и у тебя будет на это время.

Стоит сказать о еде — еды было мало. Либо её было много, но это был малосъедобный мусор. Недостаток питательных веществ вкупе с перманентным отсутствием отдыха, потом всю службу будут сказываться на когнитивных способностях, физической заторможенности и растущей агрессии. Все сослуживцы худели на глазах, главными жизненными ценностями постепенно становились сон, еда и сладкое. Офицеры с контрактниками за это ненавидели срочников. Они искренне считали, что всех срочников специально набирают тупых, ленивых и чтобы любили пожрать. Но потом они шли домой ужинать, принимать душ и отсыпаться после рабочего дня. А вот срочники нет.

Солдат срочной службы ежемесячно получает 2000 рублей, половину из которых принуждали отдавать в «ротную кассу», которая затем распиливалась между офицерским составом. В роту для вида что-нибудь покупали, туалетную бумагу например. Её, кстати, на самом деле выдают бесплатно.

Вся рота в первый же месяц переболела всеми инфекционными заболеваниями, какими только можно. Ещё и вспыхнула эпидемия ветрянки — из-за посаженного иммунитета, многие болели по два раза при условии что уже болели в детстве. Сан. инструктор лечила всех мёдом.

После четырёх месяцев заточения в учебке, в которой мы должны были научиться водить БМД и стать механиками-водителям, мы научились только воровать. Несколько заездов на технике на бумаге ловко превращались в огромное количество накатанных часов. 

Спустя три месяца после того как меня отправили в Рязань, мне позвонил мой товарищ, который остался дослуживать в Омске. Он сказал что обрушилась четырёхэтажная казарма в месте, где я спал четыре месяца. В тот день под завалами погибло 24 человека. А всё потому что успешно распилили бабки, которые должны были пойти на капитальный ремонт, и налипили косметический, сделав и так тонкие стены ещё тоньше. Мне повезло что я служил зимой, и стены на тот момент просто напросто замёрзли.

Есть ещё одно воспоминание. Мы со моим товарищем Ромой числились в контрактном батальоне — нами закрывали вакантные места в штате. Как-то однажды перед полевым выходом нас оставили на ночь охранять оборудование взвода в лесу. Еды нам конечно же никто не оставил, а есть хотелось. Но зато было немного денег и одинокая автозаправка в нескольких километрах. Недолго думая, я пошёл в сторону заправки через ночной лес. По дороге я достал из кармана наушники, телефон (который мне был не положен) и включил музыку. На половине пути я вдруг осознал, что я здесь один, мной никто не командует, а я просто иду и слушаю музыку, как свободный человек и я могу делать абсолютно всё что захочу. И я заплакал. Я шёл и натурально ревел до самой заправки. Я вернулся с сосисками, которые мы с Ромой пожарили на костре. Думаю, это и был самый счастливый момент за всю службу

Что мне дала служба в армии? Грыжу межпозвоночного диска, пару протрузий, софтскиллы для общения с различного рода маргинальными элементами. А также бесценный опыт, который до конца моей жизни будет подсказывать, что даже если тебя окружают потрясающие люди, на свете всё ещё есть мрази и их больше чем ты думаешь. А возможно это ты сам. 

Я бы ещё много всего рассказал: как я бегал с шавермой от военной полиции; как я воровал бронежелеты из чужой роты, а они оказались ворованными у нас; как весь наш батальон заставляли голосовать за депутата от «Единой России» на выборах мэра Рязани...

фото pixabay.com

Ранее по теме:

Тележурналист расхваливал солдат ВДВ в прямом эфире и получил за это в челюсть

Чем закончился для россиян День ВДВ

В продаже появились элитные смартфоны для сотрудников ВДВ и ФСБ

Журналистка рассуждает, почему федеральные каналы молчат о трагедии в омской казарме

Гей-активист вышел на Дворцовую в день ВДВ. Его отбивал ОМОН

Полная версия материала: http://online812.ru/2020/08/03/115451/