16+

Навальный рискнул головой, чтобы стать неприкосновенным для власти

21/09/2020

Алексей Навальный каким-то чудесным образом идет на поправку. Только все обсуждали его первое фото сидя на кровати в окружении родственников, как вдруг он публикует новое доказательство своего богатырского здоровья, демонстрируя прогулку по лестнице. Такими темпами, самый узнаваемый российский оппозиционер совсем оправится от отравления и на белом коне въедет в российскую политику.


Политологи сходятся во мнении, что покушение или не покушение, кому как больше нравится, сильно повлияет на политическую карьеру Навального. Он стал фигурой международного масштаба, он нем публично говорили главы ведущих европейских государств. И те, кто хотел его устранить, уже не посмеют это сделать вновь, хотя исключать это на сто процентов все же трудно.

Социолог Сергей Белановский считает, что Навальный после всей этой истории станет брендом оппозиции и после окончательно потери популярности бренда Путин, может стать альтернативой для многих в стране. Ведь других брендов просто нет.

- До недавнего времени единственным значимым политическим брендом в России был Путин. Его бренд слабеет, разрушается, но сохраняет свою силу за счет политической монополии. Попытки создать альтернативный бренд были, но не были успешными. В основном были подавлены. В такой ситуации тот, кто несмотря на сопротивление властей, все-таки создаст альтернативный бренд, станет монополистом на этой поляне. У монополиста могут быть недостатки, но альтернативы не будет. 

А монополистом Навальный станет, потому что, по мнению Белановского, теперь политика не тронут:

- Протестный монополизм может появиться только в условиях тотальной зачистки политического поля. Для этого надо рискнуть головой. И, как ни странно, иногда риск себя оправдывает. Определенную аналогию можно провести с Сахаровым и Солженицыным во времена СССР. На выборные должности они не претендовали, но создали удивительную ситуацию, при которой могучее ядерное государство не знало, что делать с этими двумя людьми. Их так и не посадили и физически не устранили (с менее известными личностями случалось и то, и другое). Солженицына в конце концов выслали за границу, а с Сахаровым побоялись сделать даже это. Выслали в Нижний Новгород, откуда он продолжал выступать. 

Навальный, конечно, не похож ни на Сахарова, ни на Солженицына. Но в результате отравления его сделали монопольным альтернативным брендом. Как минимум, создали ему все условия, чтобы стать таковым. Главное, что он стал неприкосновенным. Теперь он сможет позволить себе гораздо больше, чем раньше. Кстати, такое развитие событий наводит меня на мысль, что убить его пытались всерьез. Мало ли почему человек умер в самолете…

По словам эксперта, чтобы остановить рост популярности Навального, властям надо создать ему реальных конкурентов, но в этом есть опасность.

- Реальные конкуренты могут отодвинуть Навального и раздробить протестную поляну. При этом рейтинг каждого из них будет не столь высоким. Но все вместе они в клочья разорвут монополизм Путина. И уж тем более его преемника, если таковой обозначится. Не уверен, что власти пойдут на такой вариант. Попытаются обойтись спойлерами, хотя это заведомо проигрышная стратегия.

А вот политолог Татьяна Становая не очень верит, что Навальный быстро придет в себя и нарастит популярность:

- Возвращение неизбежно, но оно не будет быстрым и со временем – все более сложным. На восстановление могут уйти месяцы. Мы видели, как быстро и неожиданно развиваются политические события в России, причем турбулентность растет вместе со скоростью движения. И сами перемены – в направлении более жестокого и бескомпромиссного режима. Иными словами, сегодня вернуться легче, чем через полгода.

Ранее по теме:

Навальный объяснил, почему не хочет обсуждать конфликт в Керченском проливе

Чубайс — о том, может ли Навальный стать вторым Ельциным

Навальный – о том, что стоимость продуктов в США ниже, чем в России, хотя зарплаты гораздо больше

Почему Навальный лицемерит, заявляя, что власть специально не выпускает его за границу

Артемий Троицкий объяснил, какие у него моральные претензии к Навальному









Lentainform