16+

«Представьте, что Байден, глава ядерной державы, занимался бы на ТВ заменой труб и расшифровкой платежек ЖКХ!»

01/07/2021

На фоне пика третьей волны коронавируса, безработицы и роста цен на продукты, Владимир Путин на традиционной «Прямой линии» успокаивал граждан — проблемы в экономике есть, но но не все так плохо, государство не скупится, тратит на самых нуждающихся, особенно на детей, но всем не поможешь. А вообще сейчас главное не ныть о проблемах, а вакцинироваться.


Особенностью нынешней «линии» стало то, что вопросы записывали по телефону, оставлялись в соцсетях и выводились видеозвонки в студию, где Путина с двух сторон «поддерживали» ведущие. Новый формат явно вышел «комом» – связь регулярно барахлила, часть вопросов было не разобрать, наладить «картинку» с лицами просителей удавалось не сразу. А так как острых вопросов почти не задавали, все это унылое, наигранное действо, да еще с техническими перебоями, выглядело особенно занудно, что вызывало смесь из раздражения и равнодушия. 

Политолог Глеб Павловский считает, что «линия» получилась «выглаженная»:

- Получилась тройная фильтрация вопросов. Во-первых, общая цензура администрации президента. Потом, конечно, была его собственная фильтрация, а потом уже такая анонимная фильтрация уровнем ведущих, которые боялись чем-либо огорчить Путина и вызвать его недовольство.

Отмечу угасшую харизму президента. Ведь элементарный уровень лидерства – диктовать свою повестку. Политик не стесняется вопросов – вы ему задаете вопрос, а он говорит свое всегда, то, что ему нужно сказать. А тут он просто отбивал мячи – был такой пинг-понг. Тем более что половина вопросов вообще были неслышны, — вот этот постоянный звук старого патефона, на который поставлена трескучая пластинка. Вопросы были непонятны, их додумывали даже. 

Многие наблюдатели замечали, что негоже президенту великой державы, которым себя считает Путин, заниматься проблемами доводки газа к домам и объяснениями, почему морковка дороже бананов. Например, музыкант Андрей Макаревич признается, что пытается представить в этой роли президента Байдена:

- Вашингтон, Белый Дом, Овальный кабинет. Телефон разрывается. «Господин президент? Из Кентукки мы! Тут крыша в детском саду прохудилась, а местные власти чинить не хотят! Вы уж…»

— «Разберемся, не волнуйтесь!»

«Господин президент? Из Майами беспокоят! У нас тут коммуналку подняли до невозможности!»

— «Выясним!»

«Господин президент, я из Алабамы! Газ обещали, третий год никак не дотянут!»

— «Поможем!»

Изо всех сил пытаюсь представить. Никак не получается.

Об этом же пишет и политолог Дмитрий Дризе:

- Все хорошо, но когда глава ядерной державы, что претендует на мировое лидерство, объясняет в прямом эфире, почему морковь подорожала, а бананы из Эквадора подешевели, это выглядит немного странно. Да и народ российский в большинстве своем ничего ведь не спрашивает — он просит или жалуется. Владимир Владимирович, помогите, мне бы на работу устроиться, газ подвести, зарплату неплохо бы повысить, или вот мошенники обокрали. 

Журналист Кирилл Шулика считает, что «Прямая линия» с Путиным – это реалити-шоу на тему того, как нельзя управлять страной. 

- Пока шла программа, возбуждались уголовные дела, губернаторы принимали решения поменять трубы и починить дорогу, прокуроры что-то там проверяли, министры давали поручения…

Шулика напоминает, что Байден недавно назвал Россию великой державой:

- А вы представьте, чтобы тот же Байден, глава ядерной державы, занимался заменой труб и расшифровкой платежек ЖКХ! У нас же это преподносится, как достижение и близость президента к народу.

фото kremlin.ru

Ранее по теме:

Невзоров признался, что хотел бы задать неприятный для Путина вопрос, который давно назрел

«Прямой линии» не будет. Путин устал от народа

Мамаша, жаловавшаяся на мизерные пособия Путину на Прямой линии, отмечала шикарную свадьбу и часто отдыхает на море

«Что мне очень не понравилось в Прямой линии с Путиным»

Вот что животворящая «Прямая линия» с Путиным делает: россияне обсуждают, почему освободили журналиста Голунова











Lentainform